Возвращение «богини» Веры

Подлинная история «Девочки с персиками»

Дочь крупнейшего железнодорожного магната Саввы Мамонтова, Веру, называли «абрамцевской богиной» – по имени ее наследного поместья под Москвой. С этой милой стройной девушки писали картины самые известные художники России – Виктор Васнецов, Михаил Врубель, но в веках ее прославил, конечно, Валентин Серов. Кто не знает его «Девочку с персиками»? После ее триумфального возвращения – нашумевшей выставки в Москве, на Крымском валу, которую посетили более полумиллиона человек, уж точно знают все. Как сложилась жизнь любимицы семьи и художников, героини одного из лучших произведений русской живописи? Увы, судьба Веры Мамонтовой оказалась не такой солнечной, как ее образ на картине…

Свежий ветер дует…

…Девочка в розовой блузке с темно-синим бантом, сидящая за столом перед распахнутым в сад окошком… Волосы растрепались, щеки раскраснелись, она только что забежала в комнату, присела, как бабочка на цветок, чтобы через мгновение снова убежать – к своим еще детским забавам.

Картина издали притягивает взгляд, от нее невозможно отойти! Так бы и стояла, будто перед открытым в сад окном, откуда веет легким ветерком и запахом трав. «Все, чего я добивался – это свежести, той особенной свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь в картинах», – говорил Валентин Серов, работая над этим полотном. И добился же…

Потом искусствоведы напишут тома, анализируя творческий метод художника, сумевшего объединить реализм изображения с солнечным импрессионизмом, его особым вниманием к игре света. Впрочем, сам Серов себя импрессионистом не считал. У него было собственное понимание искусства: «В нынешнем веке пишут все тяжелое, ничего отрадного. Я хочу, хочу отрадного и буду писать только отрадное». В самом деле, полотно «Девочка с персиками» будто излучает сияние и радость…Остановленное счастливое мгновение, краткое, и оттого еще более прекрасное…

Абрамцево, счастливое поместье

abramcevo 3

Картина, которую автор назвал «Портрет В.М.», вошла в историю как «Девочка с персиками». Гениальное произведение всегда обретает обобщающий смысл, выходя за рамки конкретного изображения.

– Столовую в усадьбе Абрамцево Валентин Серов изобразил практически документально, – рассказал искусствовед Игорь Оболенский во время своего моноспектакля в Риге «Выставка Серова: за кулисами легенды». – Деревянного гренадера, который виден за правым плечом девочки, ее отец, Савва Мамонтов, в 1884 году купил в Троице-Сергиевой лавре. Фигурку раскрасил сам Серов. И сегодня она стоит на том же самом месте в доме-музее Абрамцево. Керамическая тарелка на стене – из мастерской поместья, которой руководил Михаил Врубель. Его ученики оформляли Третьяковскую галерею, интерьеры Ярославского вокзала.
И персики на картине тоже не художественный образ, а материальный факт. Мамонтовы купили экзотические деревья в соседнем поместье. В оранжерею их высадили уже большими. За нежными деревьями ухаживал специально нанятый садовник. Персики прижились, и под стеклянными сводами стоял сладкий медовый аромат.

Слева, за плечом Веры, видна дверь в гостиную. В ней часто собирались гости. И какие! В 1870-1890-е годы подмосковное поместье Абрамцево было центром культурной жизни России. Здесь жили и работали самые известные русские художники – Илья Репин, Виктор Васнецов, Константин Коровин, Михаил Нестеров, Василий Поленов, Михаил Врубель, а также музыканты, в том числе Федор Шаляпин. Вся эта талантливая компания, «абрамцевский» кружок, который Васнецов называл «неугасавшим художественным очагом», дружила, шутила и много работала. С утра до вечера здесь звучали стихи, музыка, шли спектакли…

Хозяин поместья – Савва Мамонтов, один их богатейших предпринимателей Российской империи, заботился о том, чтобы художники ни в чем не нуждались и могли творить, не думая о хлебе насущном. Вот такой был необыкновенный олигарх…

В нем самом тоже была сильна художественная жилка. «Один из самых прелестных людей с артистической натурой… он начал лепить – успех оказался необыкновенный», – писал о Мамонтове известный скульптор Марк Антокольский, уверяя, что у купца – настоящий талант.

Может, железнодорожный магнат для того и купил Абрамцево, чтобы продолжить славную традицию? Ведь с 1843 года поместье принадлежало писателю Сергею Аксакову, подарившему русской литературе сказку «Аленький цветочек», и в его времена там тоже собирался цвет русской интеллигенции. Бывал и Николай Васильевич Гоголь, любивший гулять по аллеям абрамцевского парка. Одна из них до сих пор носит имя писателя. На картине «Девочка с персиками» она видна в окне за спиной Веры.

Невероятно, но усадьба Мамонтовых сохранилась в целости и сохранности. Ее не продали с молотка в тяжелые для семьи годы, не сожгли пожары революций и Второй мировой. Уже в 1918 году усадьба получила статус музея, и младшая сестра Веры, Александра Мамонтова, стала его первой хранительницей. Потом бразды правления перешли к их брату Всеволоду. В конце 30-х годов и во время войны усадьба использовалась как санаторий и госпиталь. А в 1950 году она вновь стала музеем и остается им поныне. Правда, оранжереи с персиками больше нет…

Интересно, что и во второй половине ХХ века Абрамцево оставалось центром культуры. В это время там обосновались опальные художники-абстракционисты, которые не могли выставляться в Москве после того, как Хрущев в пух и прах разнес их выставку в Манеже.

А в Абрамцевском художественном колледже и сегодня преподают резьбу по дереву, которая зародилась в Абрамцеве при Мамонтове и стала традиционным для всего района ремеслом. Как будто витамин творчества разлит в здешнем прозрачном воздухе…

Второй дом и вторая мать…

?????????????????????????????????????????????????????????????
Валентин Серов изображает абрамцевский дом с любовью и нежностью. Если присмотреться, видно, что рамы у окон на картине – старые, с облупившейся краской. И этот милый штришок добавляет тепла пронизанному солнцем полотну…
Валентин Серов любил этот дом, который стал для него родным. Впервые он приехал в поместье Мамонтовых в 1875 году, 10-летним мальчиком вместе с мамой Валентиной Семеновной, которая, как и было положено уважающему себя композитору, была в Абрамцево своим человеком.

– Отец Серова тоже был композитором, весьма известным в те времена, хотя ныне совершенно забытым. Родители считали, что ребенок должен пойти по их стопам, но мальчик с детства тянулся не к музыке, а к рисованию, – рассказывает Игорь Оболенский. – Рисовал Валентин в основном лошадей. Он был добрым мальчиком, и чтобы лошадкам было легче ходить, пририсовывал им по восемь, а то и по десять ног. Мать с недоумением рассматривала художества сына, а однажды даже разорвала его рисунки. Мальчик так и не смог забыть этого ее поступка так. Он никогда не рисовал свою мать.

Зато душевно, как сын, изобразил Савву Мамонтова и создал чудесный графический портрет его жены Елизаветы Григорьевны. На ее похоронах Валентин Серов не скрывал своих слез и говорил друзьям: «Маму хороню».

Валентин остался без отца в шесть лет. Мать, которая была на 30 лет моложе своего мужа, уехала в Мюнхен – продолжать образование и карьеру. Сына она оставляла с родственниками или в коммуне в имении Никольское Смоленской губернии. Но главное для него она сделала…

– Мать отвела Валентина, который все продолжал рисовать, в мастерскую Ильи Репина. Договорились так: если «дядя» скажет, что продолжать нет смысла, то он бросит это занятие, -рассказывает Игорь Оболенский. – Репин посмотрел рисунки мальчика и ахнул: «Талант растет!»

С тех пор мэтр российской живописи покровительствовал молодому художнику. По рекомендации знаменитого художника, Серова и пригласили пожить в Абрамцево.

– Первое время он почти не писал, а только отъедался, потому что дома ему не всегда доводилось есть досыта, – продолжает Игорь Оболенский. – Савва Мамонтов даже шутил, что нечего, мол, мальчишку кормить, а то он вовсе рисовать перестанет. Но через неделю Серов отъелся и снова взялся за кисть, да так, что не оторвать было.

Свой шедевр «Девочка с персиками» Валентин Серов написал в 1887 году, сразу после возвращения из Италии. В это время художнику исполнилось 22 года, и, как вспоминал Репин, это был самый красивый юноша, которого ему приходилось видеть. Серов был под впечатлением солнечных пейзажей и творчества художников Возрождения. Новое знание так и просилось наружу. И вот, момент озарения настал…

…Жарким солнечным августом 1887 года 12-летняя Вера Мамонтова вбежала в дом и, схватив персик, присела к столу. Художник замер – вот она, его картина! Вера позировала ему каждый день почти три месяца. Я «измучил ее, бедную, до смерти, уж очень хотелось сохранить свежесть живописи при полной законченности – вот как у старых мастеров», – потом признавался Серов.
Готовую работу он подарил матери Веры, Елизавете Мамонтовой, и она повесила ее на стену комнаты в Абрамцеве. Теперь в усадьбе на этом месте находится копия знаменитого полотна, а оригинал хранится в Третьяковской галерее.
«Девочка с персиками» произвела фурор, мгновенно прославив имя молодого художника.

Любовь на всю жизнь

…А Вера, между тем, росла. Живая, непосредственная, сообразительная, она была душой абрамцевского дома. «Это был тип настоящей русской девушки по характеру, красоте лица, обаянию», – писал Виктор Васнецов. Он изобразил наследницу дома Мамонтовых на своих картинах «Девушка с кленовой веткой» и «Боярышня». У его знаменитой «Аленушки» – глаза тоже верины. Михаил Врубель рисовал с нее свою царицу Тамару, «Снегурочку», «Египтянку».

Vasnecov devuska s klenovoi vetkoi

alenuska

bojarishnja

Вера была умна, и росла она в такой творческой среде, что рамки усадьбы ей были тесны. Да и время изменилось… Девушка занялась общественной работой, записалась на публичные лекции по литературе и истории. Эти лекции стали новым явлением – в их аудитории могли встретиться люди из разных слоев общества. Так и произошло…

Дочь купца Мамонтова подружилась в Софьей Самариной, родовитой дворянкой, которую Иван Бунин называл самой очаровательной девушкой Москвы. Вера стала бывать в доме Самариных, и в нее влюбился брат Софьи, Александр. Ей было 25 лет, он был старше на 7 лет. Оказалось, это любовь на всю жизнь…

Отец жениха категорически воспротивился браку: негоже дворянину родниться с купцами. Тем более, в это время, в середине 90-х годов, семья Веры оказалась в центре скандала. Савва Мамонтов увлекся актрисой собственной оперы и оставил жену после 30 лет семейной жизни. А вскоре начался громкий судебный процесс по делу о хищениях на строительстве Восточно-Сибирской железной дороги. Мамонтов был арестован, и хоть вскоре его оправдали, репутация семьи была сильно испорчена.

Сын не посмел пойти против отцовской воли. Только через пять (!) лет он решился вновь вернуться к этому разговору. Отец выслушал сына спокойно, но вечером того же дня с 70-летним Дмитрием Фёдоровичем случился удар, и он скончался в одночасье. Александр был потрясён. Чувство вины терзало его всю жизнь.

Vera-Mamontova-7 s muzem 1903

Через год после смерти мужа мать благословила его на брак с девушкой, которую она успела полюбить. Вера и Александр поженились в 1903 году – спустя почти восемь лет после знакомства. Молодые провели медовый месяц в Италии, а потом поселились в своем поместье Богорадово. Один за другим у них родилось трое детей: в 1904 году – сын Юрий, через год – дочь Елизавета, в 1907 году – сын Сергей. Казалось, вот оно, долгожданное счастье. Увы, оно было недолгим.

Беда пришла откуда не ждали…Семья Самариных собралась отметить Рождество в Абрамцево. По дороге Вера простудилась, и три дня прометавшись с высокой температурой, 27 декабря 1907 года умерла. «Девочке с персиками» было всего 32 года. Младшему ее сыну Сергею не исполнилось и года. Он проживет всего шесть лет. Похоронили Веру в ее любимом поместье.
…Пристально всматриваюсь в лицо девочки на картины. Нет, не видно в нем и тени трагического предчувствия. Ну и где она, знаменитая прозорливость художников?

Враг Распутина и большевиков

Александр Самарин был сражен этим новым ударом судьбы. Он пережил жену на 25 лет и так и не перестал любить ее. Портрет Веры всегда был у него перед глазами. Чтобы заглушить душевную боль, Александр Дмитриевич с головой ушел в работу и воспитание детей. Потом его часто называли «Вдовец девочки с персиками», что, конечно, не справедливо, ведь он и сам был человеком известным и достойным.

Окончив в 1891 году историко-филологический факультет Московского университета, он сделал хорошую карьеру – стал камер-юнкером камергером Николая II, действительным статским советником. Мог бы подняться еще выше, если бы не его прямота – посмел критиковать всемогущего Григория Распутина и советовал императору удалить от двора этого «недостойного человека». Августейшая чета такого не простила. Александру Самарину пришлось расстаться с должностью обер-прокурора Святейшего Синода, по сути главы Русской церкви. Его отставка вызвала большой резонанс в обществе и даже публичные протесты.

Александр Самарин отдавал себя благотворительности – был членом попечительских советов многих обществ, создавал приюты, богадельни, доставал для них средства. Затем возглавил представительство российского Красного Креста. Во время Первой мировой войны он занимался эвакуацией раненых в безопасный тыл и передал для нужд Красного креста свой дом на Поварской улице в Москве. Был предводителем московского дворянства и кавалером высших орденов империи. А в июне 1917 года Александр Самарин чуть не стал Московским митрополитом – беспрецедентный случай, когда на один из высших церковных постов России претендовал светский человек!

А потом наступил Октябрь… Александра Самарина арестовали. Он сидел в самых печально известных тюрьмах – на Лубянке, в Бутырке, Таганке. Его допрашивали о церковных делах, прежней жизни и убеждениях. Самарин не скрывал: «Был и остаюсь монархистом». Отпустили его через два года – по личному распоряжению Дзержинского. С чего вдруг такая милость – загадка…

aleksandr samarin i elizaveta v ssilke

Выйдя на свободу, Самарин уехал в Абрамцево и около пяти лет тихо прожил в милой сердцу усадьбе, вместе с детьми, которых младшая сестра Веры, Александра, окружила поистине материнской заботой. Это был последний благополучный период в его жизни.
Летом 1926 года все кончилось, как отрезало. Александру (она, кстати, училась живописи у Серова и Коровина и была талантливой ученицей) отстранили от работы заведующей музеем, потом посадили в Бутырку. Вскоре, правда, выпустили по ходатайству друзей, но от Абрамцева велели держаться подальше. До конца жизни – 1952 года – она вместе с братом Всеволодом жила в усадьбе Поленово.

А 58-летнего Самарина отправили в ссылку в Якутск – как одного из видных деятелей обреченной на уничтожение православной церкви. Дорога туда заняла два месяца… Бывший статский советник жил в бревенчатой избе, участвовал в богослужениях, занимался переводами, давал уроки местным детям. Вскоре к нему приехала 20-летняя дочь Елизавета. Это был ее выбор – быть рядом с отцом и помогать ему. Вдвоем, конечно, стало полегче. Срок ссылки кончился летом 1929 года. Александр Самарин поселился в Костроме. Вскоре его опять арестовали, выпустили…30 января 1932 года, в день своего 64-летия, он скончался.

И тут напрашивается горький вопрос: а, может, судьба, отмерившая «девочке с персиками» такую короткую жизнь, была к ней по-своему милостива, избавив от этих потрясений?

Поленово как повторение

0

Сын Веры и Александра Самариных Юрий (1904-1965) стал филологом, написал воспоминания «Великие силуэты», в которых рассказал о своем деде, предпринимателе-меценате Савве Мамонтове, встречах с Виктором Васнецовым, Сергеем Есениным, Владимиром Маяковским. Судя по всему, Юрий был счастлив в браке с княжной Екатериной Раевской.

Дочь Елизавета (1905-1985) вышла замуж за художника Николая Чернышева, который, как и отец, был тесно связан с православием. Его самое известное художественное произведение – Икона Божией Матери «Державная» – находится в храме Ильи-пророка на Остоженке в Москве. В 1941 году Чернышев был репрессирован.

После войны, в 1945 году, Дмитрий Поленов пригласил Елизавету на работу в дом-музей своего отца, Василия, что на Оке, недалеко от Тарусы. Там же в это время жили сестра и брат ее матери – Александра и Всеволод. Вот такой своеобразный привет из Абрамцева…

Художник Василий Поленов был питомцем усадьбы Саввы Мамонтова. Встав на ноги, он создал приют для художников уже в своем доме. Елизавета, с молоком матери впитавшая эту творческую атмосферу, с головой погрузилась в работу. На протяжении долгих лет она была главным хранителем фондов музея, водила экскурсии. К 100-летию со дня ее рождения в музее прошла выставка «Мамонтовы и Поленовы: две семьи – одна судьба». Такая вот связь времен…

eliz cerniseva s sergeem

У Елизаветы было два сына Николай и Сергей, внуки «девочки с персиками» и Александра Самарина. Сергей стал известным геологом-минералогом. С 1976 года преподавал в знаменитом МИСИ – строительном институте. Автор десятка учебников и огромного количества научных публикаций, в том числе по экологии, живет в Москве. Кроме прочего, Сергей Чернышев – бакалавр богословия, занимался строительством храмов и монастырей. Прямая наследственность от деда и матери…
… Обойдя выставку Серова, я снова возвращаюсь к «Девочке с персиками», и теперь уже вижу в ней глубокую символику. Сочные плоды рядом с осенними листьями и острым ножом как напоминание о мимолетности порою столь жестокого бытия. Вспоминаюся слова Серова: «Хочу, хочу отрадного».

Эх, если бы историю писали художники…
Фото автора и из архива

Знаменитая картина Валентина Серова «Девочка с персиками»
Подмосковная усадьба Абрамцево
Картину «Девушка с кленовой веткой» Виктор Васнецов писал с Веры Мамонтовой
«Боярышня» Виктора Васнецова похожа на Веру Мамонтову
Знаменитая васнецовская «Аленушка» – как сестра «Девочки с персиками».
Вера Мамонтова с мужем Александром Самариным. 1903 год
Александр Самарин с дочерью Елизаветой в ссылке в Якутске. Конец 1920-х годов
Елизавета Чернышева с сыном Сергеем. Конец 1930-х годов
Усадьба Поленово
Художник Валентин Серов. Автопортрет

7 секретов, 14 июля 2016 года

Комментарии