«Дядя самых честных правил»

Любимый родственник Поэта недавно вернулся из забвения

Василий Львович Пушкин (1766-1830) был известным в свое время поэтом, одним из отцов современного русского языка, а также светским «львом» и очень добрым человеком. Но самое главное: он рано понял, как божественно одарен его кудрявый племянник и сделал все, чтобы помочь таланту расцвести.
О нем забыли на два долгих века… И эта историческая несправедливость была исправлена совсем недавно. В 2013 году в Москве открылся дом-музей Василия Львовича Пушкина. Его экспозиция проливает свет на личность этого таинственного незнакомца, которого Поэт называл «любезнейшим из всех дядей».

Хлебосольный дом

…Деревянный домик в девять окон на Старой Басманной улице 36 – самый молодой музей Москвы. За высоким дощатым забором машин почти не слышно, и легко представить, как во двор заезжают кареты с гостями.
А гостей здесь бывало много. Василий Львович был хлебосольным хозяином, который умел порадовать их не только изысканным угощением, но и приятной беседой. У него бывал цвет российской литературы – Николай Карамзин, Денис Фонвизин, Михаил Херасков, польский поэт Адам Мицкевич – да все! За сытным обедом читались стихи, свои и чужие, и тут же, за бокалом шампанского, сочинялись новые. «Гвоздем» меню, по традиции, был жирный гусь, символ веселого литературного общества «Арзамас», старостой которого единогласно был избран Василий Львович. Разговоры затягивались за полночь, и в них, как потом стало понятно, и рождалась русская словесность.

Благодаря своему дяде, Александр Пушкин с детства окунулся в атмосферу интеллектуальных бесед и поэтического творчества. Выбрав собственный путь в бессмертие, он никогда не забывал, что начался он с легкой руки дядюшки.

Читая стихи Василия Львовича, диву даешься, как много образов и рифм нашли отражение в творениях юного племянника. Не случайно Александр Сергеевич называл дядюшку своим «Парнасским отцом», а современники частенько приписывали племяннику дядины сочинения. Потом они поменялись местами. Позднее творчество Василия Пушкина отмечено сильным влиянием Александра Сергеевича.

Дыхание эпохи

…Удивительное везение: дом на Старой Басманной 36, много раз переходивший из рук в руки, в котором долгие десятилетия были коммунальные квартиры, хорошо сохранился. Уцелели даже высокие филенчатые двери, печь, фрагменты дубового паркета. Этот уголок старой Москвы спасла от уничтожения удивительная женщина – заместитель директора Государственного музея А. Пушкина Наталья Михайлова. Она буквально влюбилась в Василия Львовича, рыцарски служившего русской словесности и умевшего красиво и вкусно жить. Наталья Михайлова годами собирала материалы о Василии Львовиче и, наконец, добилась открытия музея, в котором воссозданы быт и атмосфера утраченной дворянской Москвы.

Василий Львович любил ее золотоголовые храмы, роскошные особняки и ветхие избы, пруды, аллеи, огороды. Город, богатея, оставался большой деревней, в которой все друг другу родня.

В доме на Старой Басманной Василий Пушкин прожил последние шесть лет своей жизни – с 1824 года до 1830, арендуя его у титулярной советницы Пелагеи Кетчер. Скромная обитель, куда ей до роскошных особняков московской знати на этой же улице! Хотя древностью рода Пушкины не уступали именитым соседям. Вот на стене в прихожей генеалогическое древо Пушкиных. Василий Львович изучал историю семьи, которая уходит корнями в седую древность – XV век. Александр, гордившийся своими предками, продолжил дядины изыскания.

Василию Львовичу и отцу поэта, Сергею Львовичу, досталось богатое наследство – большие имения и сотни душ крестьян. Но братья Пушкины были плохими хозяевами. Игра словами всегда интересовала их больше, чем цифры в приходных книгах. Достояние предков ушло, как вода в песок, но Василия Львовича это не слишком беспокоило. Он всегда умел радоваться тому, что есть.

Просто – русский дворянин

О ранних годах Василия Пушкина почти ничего неизвестно. Создатели музея предположили, что оно было типичным для того времени и создали экспозиция, посвященную дворянскому детству. А оно было суровым. Дети знатных родителей, наследники огромных состояний вставали рано и до вечера занимались с учителями церковнославянским языком, латынью, арифметикой, французским. А еще была верховая езда, танцы, участие в домашних спектаклях. Минуты свободной не оставалось… Поэтому российское дворянство и сумело создало уникальную мировую культуру.

В 1773 году Василий Пушкин с братом Сергеем, будущим отцом поэта, были зачислены в элитный Измайловский полк. Службане мешала им вести привычнй светский образ жизни. Императрица Екатерина Вторая обожала балы и всяческое веселье, поощряла искусство и литературу. Стихи тогда писали все – даже камердинер Василия Пушкина Игнатий Хитров. А вот племянника дядя отговорил от военной карьеры, заявив, что она несовместима со служением музам. Екатерины уже не было, пришли другие времена…

Василий Львович блистал в московских салонах, декламировал Расина и Вольтера, играл в домашних театрах. Разговор его блистал остроумием и тонкими наблюдениями, а шутки никогда не были злыми. Печатным дебютом поэта Василия Пушкина стало стихотворение «К камину» (1818), в которой он бичевал жадность и лицемерие и воспевал патриотизм. Оно имело большой успех и породило целый жанр – размышления у камина и – множество последователей. Успех окрылили дядю Пушкина, и он стал писать еще больше. В 1822 году вышел сборник его произведений – большое событие по тем временам.

Жестокий романс

Выйдя в отставку после прихода к власти императора Павла I, Василий Пушкин в 1795 году женился на Капитолине Михайловне Вышеславцевой, которая была на 12 лет моложе мужа. Портрета ее не сохранилось, но современники называли ее не иначе, как «замечательной красавицей». Через семь лет брак рухнул с громким скандалом. Супруга обвинила мужа в прелюбодеянии с вольноотпущенной девушкой Аграфеной Ивановой. Он не возражал…

Сразу же после развода, в 1806 году, Капитолина вышла замуж за Ивана Мальцова (1774-1853). Он был, как сейчас сказали бы, олигархом, владельцем десятка заводов – чугунолитейных, железоделательных, сахарных. Его отец – основатель знаменитой хрустальной фабрики в Гусеве, который стал в честь нее и стал называться Хрустальным. Иван Мальцов унаследовал фамильную деловую хватку и поразительное предпринимательское чутье. В 1828 году он купил виноградники в Крыму, положив начало производству знаменитых массандровских вин. Он же первым в России наладил получение сахара из свеклы.
В новом браке бывшая Пушкина родила троих детей, которым быланежной матерью. И о высоком не забывала – создала в доме литературный салон, в котором бывали многие знаменитости, в том числе Александр Пушкин и Грибоедов.

Судя по тому, как быстро и удачно бывшая супруга Василия Львовича устроила свою судьбу, можно предположить, что она, а не муж, была виновницей семейной драмы. На это он глухо намекает в одном из писем к другу. Но, как настоящий мужчина, несет свой крест до конца. Только спустя годы Василий Пушкин осознает жестокость примененного к нему наказания – лишения права на повторный брак.

«Парижем так и веет»

Измученный долгим бракоразводным процессом Василий Львович в 1803 году уезжает за границу. Ехал он на перекладных, долго, и по пути в Европу побывал в Риге. Нашему городу он посвятил несколько строк в письме Николаю Карамзину: «В Риге жил пять дней. Этот город мне понравился чрезвычайно. Я осмотрел ратушу, библиотеку, Дом Черноголовых…Жители в Риге богаты, а женщины любезны».

Но Рига – только краткая остановка на пути в Париж. О Париж! Пережившая кровавый кошмар революций Франция приходит в себя и вовсю наслаждается жизнью. Василий Львович восхищен этим городом. В его стихах этого времени – сплошные восклицательные знаки:

– Друзья! Сестрицы! Я в Париже,

– Я начал жить, а не дышать!
Он ходит на выставки, в музеи, выбирает модные товарами в лавках.
– Люблю и странным я нарядом
Лишь был бы в моде, щеголять, – честно признавался Василий Львович.

Про «запасы фраков и жилетов, шляп, вееров, плащей, корсетов» с иронией напишет Александр Пушкин в «Графе Нулине», прозрачно намекая на своего дядюшку. А потом, в «Евгении Онегине», раз и навсегда оправдает его щегольство: «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей».
Остроумного, образованного Василия Львовича парижское высшее общество приняло с распростертыми объятиями. Он познакомился со знаменитой мадам Рекамье, державшей международный салон, легко стал там своим человеком, брал уроки декламации у знаменитого артиста Тальма. И знак особого уважения: гостя из России принял Наполеон.

Из Европы домой Василий Львович возвращается с модной прической и духами в саквояже. «Парижем от него так и веяло», – вспоминает его друг Петр Вяземский. Но главное: из заграничных странствий Василий Пушкин привозит в Москву богатейшую библиотеку. Уже через восемь лет она сгорит в огне большого пожара, уничтожившего столицу во время наполеоновского нашествия. Но, оказалось, не только рукописи не горят…

Спустя два века библиотека Василия Львовича вернулась в его дом на Старой Басманной. Сегодня в шкафу за стеклом- не просто книги того периода, а именно те издания, о которых хозяин дома упоминал в своих письмах, просил купить или прислать. Самая ценная реликвия – прижизненное издание стихов Василия Пушкина с его авторским автографом.

Среди вольных каменщиков

По возвращении в Москву Василий Львович с головой окунулся в светскую жизнь. Как Евгений Онегин, он целые дни проводит в увеселениях – то на балах, то на приемах.

В это время он обрел и личное счастье. В 1810 году 16-летняя Анна Николаевна Ворожейкина родила ему дочь Маргариту, а 1812 году – сына Льва. С тех пор они с Анной всегда были вместе – все оставшиеся ему 20 лет жизни… О ней известно совсем не много. Только то, что она была на 28 лет моложе мужа, происхождения незнатного и небогатого, брат ее торговал шелком. Они были счастливы, и только одно омрачало безоблачное существование: Василий Львович не мог дать детям свою фамилию и сделать законными наследниками. О его потомках ничего неизвестно.

Это годы расцвета творчества Василия Пушкина. Он пишет эпиграммы, мадригалы и прелестные басни – про волка, решившего было стать вегетарианцем, но раздумавшего, увидев, что люди с аппетитом едят жареного ягненка, про двух старых кошек, которые ругают молодых котов за невнимание к ним, вместо того, чтобы на себя оборотиться, про друзей, что ранят исподтишка, и потому опаснее врагов. Иные из этих басен, кажется, не хуже, чем у прославленного Крылова: яркие образы, хороший слог, да и мораль нисколько не устарела. Поневоле задумаешься о капризах славы, которая щедро одаривает одних, а других, возможно, не менее достойных, обходит стороной.

В 1810 году дядя поэта становится участником нескольких масонских лож. Завеса таинственности, старинные ритуалы – все это привлекает его романтичную натуру. Но для него важно и духовное содержание масонства, искания истины и смысла жизни. Внутренние метания просвещенного дворянства ярко изобразил Лев Толстой, который вывел Василия Пушкина в образе Пьера Безухова, любимого героя романа «Война и мир». Он также разошелся с женой, также умен, добр и доверчив, как пятилетний ребенок.

Звездным пиком творчества Василия Пушкина стала поэма «Опасный сосед», написанная в 1811 году. Сейчас уже совершенно забытая, в свое время она наделала немало шума. Это сатирическое повествование о поездке двух друзей в …бордель, где они предаются плотским утехам и необузданному кутежу. Главный герой носит говорящую фамилию Буянов. Этот персонаж появляется в поэме «Евгений Онегин», а затем преображается в гоголевского Ноздрева. Этим произведением явно навеяна фривольная «Гаврилиада» Александра Пушкина.
Для автора «Опасный сосед» – нечто вроде исповеди, ведь масоны, борясь со своими грехами, вели откровенные дневники, в которых предавались самобичеванию. Эту поэму можно рассматривать и как вариант притчи о блудном сыне. Выходящая за рамки приличия она, конечно же, не могла быть напечатана в России, но это нисколько не мешала ее популярности – в списках стихи передавались из рук в руки. А напечатана была только через 44 года, в 1855 году – за границей.

«Парнасский отец»

Александр Пушкин в своей семье был нелюбимым сыном, как и его Татьяна. Поэт, правда, никогда в этом не признавался, но, наверно, не случайно не посвятил родителям ни единой строки, а вот Василий Львович легко угадывается во многих его стихах, да и «Евгений Онегин» – по сути весь про него. С дядей Василием, которого поэт называл своим «Парнасским отцом», у поэта связано множество теплых воспоминаний и несколько судьбоносных для решений.

Так, в знаменитый Царскосельский лицей он попал благодаря дяде. Отец хотел отдать мальчика в Иезуитский колледж, и трудно сказать, как бы это сказалось на судьбе будущего поэта. Василий Львович и отвез мальчика в Петербург, на экзамены. Родители не смогли – мать болела, и отец предпочел остаться с нею. Дядя и 11-летний племянник четыре дня ехали на перекладных, ночуя на придорожных станциях. Первое путешествие стало для будущего поэта ярким впечатлением. Василий Львович был рядом с Сашей и на экзаменах, которые происходили в доме министра просвещения, доброго дядиного знакомого. Там он познакомился с Иваном Пущиным, с которым подружился на всю жизнь. Потом они надолго расстались: племянник на шесть лет остался в Петербурге, а дядя вернулся в Москву.

Когда пришел Наполеон…

А через год, в 1812 году, началась война с Францией. Когда враг вплотную подошел к Москве, 46-летний Василий Львович с молодой женой и малолетними детьми уезжает в Нижний Новгород. «Я потерял в ней (Москве –прим. Авто.) все движимое мое имение. Новая моя карета, дрожки, мебели, драгоценная моя библиотека, все сгорело. Я ничего вывезть не мог, денег у меня не было, и никто не помог мне в такой крайности»…

В Нижнем Новгороде «живу в избе, хожу по морозу без шубы, денег нет ни гроша», – признается Василий Львович своему другу Петру Вяземскому 14 декабря 1812 года:
Рублевая кровать,
Два стула, стол дубовый,
Чернильница, перо –
Вот все мое добро,
– пишет Василий Пушкин. Никто не знает, надолго ли они здесь. Из Москвы приходят тревожные слухи – город горит. Но дворяне пытаются поддерживать светскую жизнь, проводят балы, маскарады и, конечно, продолжают разговоры о литературе и пишут стихи. «Бог русских грянет. Россия будет спасена!» – пророчествует Василий Львович в эти трудные дни.

И вот, наконец, радостная весть о победе под Бородином. Вот восторженные строки из письма Петру Вяземскому: «Я благодарю теперь Бога, что он осенил щитом своим храбрые наши войска, поражающие бегущего злодея… Военные наши подвиги меня приводят в восхищение, и я надеюсь,что все галломаны теперь должны молчать…французы никогда более не дерзнут вступить в Россию»

Василий Пушкин возвращается Москву. Страшная картина предстает перед его глазами – вместо улиц тянутся черные пустыри, вместо особняков – руины. «Нельзя смотреть без слез, без содрогания сердца на опустошенную сожженную нашу златоглавую мать», – удручается Василий Львович.

Он снова с головой окунается в литературу. В это время и создается общество «Арзамас». В 1815 году Александр Пушкин прочитал на экзамене в Лицее свое стихотворение «Воспоминания о Царском селе», которое высоко оценил живой классик Гаврила Державин. Дядя тут же несет стихотворение поэту Василию Жуковскому, и вскоре оно было напечатано. Начало положено. С огромным вниманием дядя следит за успехами своего племянника:

«Руслан», «Кавказский пленник» твой,
«Фонтан», «Цыганы» и «Евгений»
Прекрасных полны вдохновений
Они всегда передо мной,
И не для критики пустой.
Я их твержу для наслажденья.

Чем дальше, тем больше поводов для волнения. Племянник пишет вольнодумные стихи, клеймит неволю и тиранов, прославляет свободу. Его императорское величество недовольно, и поэта отправляют в ссылку – сначала на юг, а затем в село Михайловское. Все могло бы обернуться и хуже, но за Александра Сергеевича хлопотал, в том числе и дядя Василий, использовавший для такого дела все свои связи.

Радостное свидание

Домик на Старой Басманной освящен радостным событием. 8 сентября 1826 года в Москву приехал Александр Пушкин – прямо из Михайловской ссылки на коронацию Николая Первого. Новый император вызвал поэта из деревенской глуши, целый час беседовал с ним в Кремле и обещал стать его личным цензором – только пиши. Друзья говорили: это и коронация поэта.

Гуляла вся Москва – иллюминация, балы, парад, приемы… Все пытались забыть недавнее восстании и казни декабристов. Василий Львович в народных торжествах не участвовал. Его одолевали болезни – подагра. И тут вдруг нечаянная радость: около шести часов в дом вихрем ворвался любимый племянник. Можно представить, как расстаралась Анна Николаевна, накрывая на стол вот в этой самой гостиной.

В это время 27-летний Александр Пушкин уже известный поэт, которого называют русским Байроном. Из-под его пера вышло более ста произведений, он работает над «Евгением Онегиным» и привез в Москву рукопись своего нового шедевра – трагедии «Борис Годунов».

Вскоре к родственной компании присоединяется Сергей Соболевский, приятель Пушкина-младшего, прослышавший о его возвращении в Москву. Александр горячится, вспоминая давнюю обиду от Федора Толстого, по прозвищу Американец, и рвется вызвать его на дуэль. Дядя успокаивает горячие головы. Племянник остается ночевать. Легко взбежав по узкой лесенке на антресоли в залитую солнцем светелку с маленьким диванчиком, он предается приятным воспоминаниям и мечтам.

Александр Сергеевич бывал здесь еще не раз. «Вчера у меня был, сидел долго, я ласкою доволен», – с удовольствием вспоминал Василий Львович. В 1829 году в дядиной гостиной он делился впечатлениями о путешествии в Арзрум, которые скоро будут положены на бумагу. Приходил он и для того, чтобы сообщить о сватовстве к Наталье Гончаровой, и дядя с удовольствием повторял расхожую шутку, что поэт «огончарован».

Василий Львович редко выходит из дому, но литературные опыты продолжает. Он пишет поэму «Капитан Храбров», которая – и ритмом, и образами, и сюжетом – настолько перекликается с «Евгением Онегиным», что современники называли эти произведения двоюродными братьями.

Символично, что свое последнее в жизни стихотворение Василий Львович посвятил своему знаменитому племяннику, желая ему успехов в творчестве и счастья в семейной жизни. Ему же адресованы его последние слова – тоже о литературе. «Боже, как скучен Катенин!», – сказал Василий Львович, до последнего дня исправно читавший «Литературную газету». «Это славно, – прокомментировал племянник. – Умер под ружьем».

Похоронили Василия Львовича в Донском монастыре. Александр Сергеевич шел за гробом – вместе с дядей он провожал свою молодость и прощался со множеством светлых воспоминаний.
Он, наверно, был бы рад, что человек, украшавший его жизнь, вернулся из небытия.

Фото автора и из архива

Василий Львович Пушкин (1766-1830), дядя поэта
В этом доме Василий Пушкин прожил последние шесть лет жизни
В этой гостиной бывали многие классики русской литературы
Зал, посвященный поэме «Опасный сосед»
Знаменитая библиотека Василия Пушкина
В музее воскресла атмосфера пушкинской Москвы
Уголок любимого племянника в музее Василия Пушкина

7 секретов, 15 июня 2017

Комментарии