Настоящий полковник

Жизнь офицера Евгения Шиловского напоминает авантюрный роман, многие страницы которого до сих пор остаются покрытыми мраком, и тайны эти вряд ли когда-нибудь будут раскрыты до конца. Дворянин из старинного рода, он верой и правдой служил рабоче-крестьянской власти, попал в ближний круг Сталина, а также на страницы двух знаменитых книг разного времени – Алексея Толстого «Хождение по мукам» и Виктора Суворова «Ледокол». В истории Евгений Александрович остался, прежде всего, как бывший муж очаровательной Елены Сергеевны, она же булгаковская Маргарита. Однако, его личность этим отнюдь не исчерпывается.

pers_shilovsky

Лицо с портрета

…Глядя на старинные фотографии, всегда поражаешься – какие одухотворенные лица были у наших предков. Сегодня таких и в помине нет… Фотографии Евгения Шиловского хранят образ офицера с образцовой выправкой и открытым прямым взглядом. О таких женщины с придыханием говорят: «Настоящий полковник», а штатские мужчины, даже самые успешные, в их присутствии поневоле начинают тосковать о романтике боевых будней. Драматическая судьба этого военного царской армии типична для времени великой смуты на Руси, а пройденный им путь отмечен сомнениями и страданиями, но не ложью и предательством…

…Евгений Шиловский (фамилия произносится с аристократическим ударением на первый слог) родился в 1889 году в родовой дворянской усадьбе в Тамбовской губернии. Фамилия в тех местах была известная. От нее происходит название городка Шилово, которое и доныне сохранилось. Усадьба утопала в зелени – отец увлеченно занимался садоводством. Семья Шиловских была многодетная – четыре сестры и четыре брата, трое из них стали офицерами.

lebedjan-2

Евгений видел себя только военным. В 18 лет он поступил в кадетское училище, затем в артиллерийское, поступил в Академию генерального штаба. Юноша свободно говорил по-французски и по-немецки, в нем рано проявилась склонность к аналитике, задатки будущего стратега. Но время было беспощадное – со студенческой скамьи Евгений попал на фронт Первой мировой. Не раз был ранен, контужен, за храбрость награжден именным оружием.

Октябрьская революция застала юношу в новеньких капитанских погонах. Нужно было выбирать – за красных или за белых? Многие сослуживцы Евгения покинули ставшую чужой родину. А он добровольцем вступил в Красную армию в августе 1918 года, когда победа революционных сил была не только не очевидна, но и весьма призрачна. Что подтолкнуло его к этому выбору, которому он остался верен до конца, привнеся в рабоче-крестьянскую армию старорежимную выправку и воинскую честь? Это так и останется тайной…

Один из его братьев, Олег, уехал за границу и через пару лет покончил жизнь самоубийством. Остальная семья осталась в России, пытаясь встроиться в новые для родины времена.

Кадровый военный Шиловский стал быстро подниматься по служебной лестнице – вскоре он оказался в наркомате военных дел Украины, командовал армией. Воевал против белых, гонялся по степям за бандами разных мастей, которые в изобилии развелись в стране после революции. Был храбр, хладнокровен, воевал с умом…
Летом 1919 года попал в ЧК – по подозрению в сочувствии к белым. Скоро выпустили. Повезло…

Роман на фоне Риги

Воинская служба была для Евгения Шиловского не просто профессией – образом жизни. Наверно, иначе и быть не могло, что свою любовь и жену он тоже нашел на службе. События классического любовного треугольника развивались на фоне Риги. Рижский след еще появится в биографии генерала…

У 32-летнего командующего 16-й армией Шиловского был красивый молодой блестящий адъютант Юрий Неелов. Личность известная – сын великого артиста, а затем вожака анархистов Мамонта Дальского. А у адъютанта была жена – очаровательная Леночка, в девичестве Нюренберг. В семье ее называли Люсей. Командарма она покорила с первого взгляда…

Дом-турбиных-Булгакова-Андреевский-спуск-Киев

В семье Шиловских сохранилось смутное предание о роковой командировке в Ригу, где будто бы и произошло знакомство будущих супругов – Евгения и Лены-Люси. Это вполне возможно, поскольку в 1921 году в Риге Советская Россия и Польша подписывала мирный договор. Переговоры о новых границах шли долго и трудно, и Евгения Шиловского вполне могли включить в делегацию Советской России – как профессионального военного. Он, естественно, взял с собой адъютанта, с которым могла поехать жена. Ведь Елена Сергеевна, в девичестве Нюренберг, рижанка, и на улице Виландес в те годы жили ее родители. Почему бы не навестить?
1255201193_elena-shilovskaja

Наверняка командарм не сразу решился открыть свои чувства. Ведь это недостойно офицера – ухаживать за женой подчиненного. Но как бы там ни было страсть оказалась сильнее доводов рассудка. Через год после их первой встречи Елена Сергеевна развелась с мужем. Разрешение на повторное венчание в церкви Шиловским давал сам патриарх Всея Руси. Елена Сергеевна впоследствии вспоминала, как волновалась перед встречей со светлейшим. А он оказался чрезвычайно любезен с влюбленными и сказал, что самое главное – любить друг друга. Почти на 10 лет Елена Нюренберг-Неелова стала Шиловской.

Вскоре в семье Шиловских родился сын, которого назвали в честь отца – Евгением. Через пять лет на свет появился второй сын Сергей.

….Красивая была пара. Муж обожал свою жену. Насколько искренними были чувства Елены Сергеевны, можно только догадываться. Однажды она обмолвилась, что удачно провела «свою партию» и выиграла. Она всегда умела красиво и празднично устраивать свою жизнь.
rzevskij

В 1928 году Евгений Шиловский занял должность начальника штаба Московского военного округа. Ему дали квартиру в престижном доме в тихом Ржевском переулке Москвы, где жило высшее военное руководство страны. Елене Сергеевне сразу же приглянулась светлая пятикомнатная квартира на первом этаже. Лучшая в доме, она предназначалась для командующего войсками Московского округа Иеронима Уборевича. Но Елена Сергеевна уговорила начальника своего мужа уступить им роскошную жилплощадь. Уборевич махнул рукой и …велел нести свои вещи на третий этаж. Женское очарование Елены-Люси было непобедимо.

64_big

Семейная жизнь Шиловских ярко, хотя, возможно, субъективно, описана Булгаковым в романе «Мастер и Маргарита»: «Маргарита Николаевна никогда не прикасалась к примусу, Маргарита Николаевна не знала ужасов житья в совместной квартире. Словом…Она была счастлива? Ни одной минуты!»

Жена начальника штаба признавалась сестре Ольге: «Я чувствую, что такая тихая, семейная жизнь не совсем по мне. Женя занят почти целый день, малыш с няней все время на воздухе, и я остаюсь одна со своими мыслями, выдумками, фантазиями, неистраченными силами!»

«Что нужно было этой женщине, в глазах которой всегда орел какой-то непонятный огонечек, что нужно было этой чуть косящей на один глаз ведьме?», – вопрошал Булгаков. И сам себе отвечал: «Очевидно, ей нужен был мастер». И вскоре она его нашла.

Сцена с револьвером

28 февраля 1929 года Елена Сергеевна познакомилась с Булгаковым. Они бросились навстречу друг другу, как в омут. Уже не юные люди, они не могли не понимать, как мучительно трудно им будет соединиться.
Евгений Александрович долго ни о чем не подозревал… Но шила в мешке не утаишь, и феврале 1931 года тайное стало явным.

Ходили слухи, что будто бы между Булгаковым и Шиловским произошло бурное объяснение, в которой даже фигурировал наградной пистолет. Точно об этом уже никто не узнает – никто из них. Известно только, что больше они никогда не встречались.

Шиловский поставил жене условие: год не видеться с Булгаковым. Если ее чувство пройдет проверку временем, он отпустит ее с миром. 20 долгих месяцев влюбленные держали паузу. Но потом случайно встретились на улице и поняли, что противиться судьбе бессмысленно.

Евгений Александрович свое офицерское слово сдержал и препятствий супруге не чинил. Елена Сергеевна переехала к Булгакову вместе с пятилетним сыном Сережей. Старший, Женя, остался с отцом. В 1932 году супруги Шиловские развелись, но отношения между собой поддерживали.

Можно себе представить, как тяжело переживал Евгений Александрович крах своего домашнего рая. Боль от измены любимой усиливало уязвленное самолюбие. Ведь счастливый соперник был человеком широко известным, в кругу его друзей-офицеров пьеса Булгакова «Дни Турбиных» была культовой. Так что разрыв получился громким и оттого еще более тяжелым.

Но Шиловский находит в себе силы понять и простить любимую женщину. «Я бесконечно благодарен Люсе за то огромное счастье и радость жизни, которые она мне дала в свое время. Мы расстаемся друзьями», – утешает он отца Елены Сергеевны, не на шутку расстроенного поступком дочери.

В квартире осталась жить сестра Елены Сергеевны, Ольга, с которой Евгений сохранил дружеские отношения.
А ведь это время для него и так очень тяжелое. В Москве идут громкие процессы против «буржуазных спецов», и Евгений Александрович видит, как сужается круг. Многие его бывшие сослуживцы арестованы, расстреляны, но маховик репрессий только набирает обороты. Штабистам и, конечно, Шиловскому, известно, что готовится новое дело «Весна». Теперь под удар должны были попасть бывшие белые офицеры. В последний момент ее удалось остановить, но тогда он об этом еще не знал.

Новое счастье

Расставшись с женой, генерал Шиловский ушел в себя. Он жил один, редко встречался с друзьями, много работал, преподавал в Академии Генерального штаба, писал научные труды. В редкие минуты отдыха с удовольствием общался с детьми. И судьба решила его вознаградить.

…Летом 1935 года Евгений Александрович получил путевку для поправки здоровья в элитный санаторий «Узкое» под Москвой. Предаваясь непривычному безделью, гулял по аллеям парка, пил воды. За обеденным столом его соседкой оказалась бледная девушка, которая сильно кашляла. Марианна оказалась биохимиком, отравилась во время опытов, и отец выхлопотал ей возможность подлечиться в хороших условиях. Они разговорились, и беседа двух не слишком общительных людей получилась легкой и приятной. Ему было 43 года, ей 22, но разница в возрасте не мешала им понимать друг друга. Евгений Александрович и Марианна стали вместе гулять по аллеям старого парка. Тоска, мучившая его после разлуки с женой, стала отступать.

«Красивый синеглазый военный с тремя ромбами в петлице», – кратко писала Марианна о новом знакомом. Подруги знали, что она влюблена. Отдых закончился. Она вернулась в Ленинград, он – в Москву. Но завязавшиеся ниточки душевных отношений не порвались, а, наоборот, становились все крепче. Полтора года Марианна и Евгений ездили друг к другу в гости, а потом поженились. Новая любовь генерал была противоположностью его первой жене – сдержанная, поглощенная своей наукой, домоседка.
marianna_doch_large

Шиловский не сразу узнал, что милая серьезная девушка – дочь известного писателя, «красного графа», Алексея Николаевича Толстого. Вряд ли это открытие его обрадовало. От общения с литературными кругами у него остался горький осадок.

Интересно, как сложились отношения у зятя с именитым тестем, который был всего на шесть лет его старше? Впрочем, писатель и сам собирался жениться на подруге дочери. Вскоре Алексей Толстой и Шиловский подружились, часто виделись, и вели за рюмкой чая долгие беседы о судьбах родины. Сошлись два дворянских рода…

7376 01.08.1940 Писатель Алексей Толстой за работой. Михаил Озерский/РИА Новости

7376 01.08.1940 Писатель Алексей Толстой за работой. Михаил Озерский/РИА Новости

Как и все писатели, Алексей Толстой, наблюдая жизнь, отражал свои впечатления на страницах литературных произведений. В лице Евгения Шиловского он нашел образ почти идеальный – потомственный дворянин на службе у советской власти. Он стал прототипом одного из главных героев знаменитой трилогии «Хождение по мукам» Вадима Рощина, эталона русского офицера, благородного, отважного, умеющего держать слово. После череды испытаний и потерь он находит себя в новой России. Роман завершается пафосной сценой: Рощин с женой и другом с восторгом слушает доклад о плане электрификации России, ее светлом будущем.
Однако в жизни все было далеко не так гладко.

Ночной стук в дверь

…Наступает 1937-й год. Каждую ночь во двор дома на Ржевском, где живет Шиловский, зловеще светя фарами, въезжают «воронки», которые увозят комбригов, командармов, генералов. От арестов не спасает ни боевая биография, ни чины, ни награды. За три летних месяца состав жильцов элитного дома сменился почти полностью. Шиловский уверен, что на этот раз и его не минует чаша сия.

Дни тянутся в непрерывном ожидании неизбежного стука в дверь. И однажды вечером этот стук раздался… Евгений Александрович поцеловал жену и, готовый к худшему, вышел на порог. В коридоре стоял швейцар: «Замерз. Налейте чайку, коли не жалко!» Налили. Через полчаса в дверь снова постучали. «Ну теперь уж точно за мной», – выдохнул комбриг и взял стоявший наготове арестный чемоданчик. Но это снова был швейцар – пришел вернуть стакан. В следующее мгновение он отшатнулся, услышав из уст обычно сдержанного военного длинное замысловатое ругательство. Иногда сдают даже стальные нервы… Наверно, именно тогда никогда ничем не болевший генерал, который мог сутками скакать на коне, не спать неделями, приобрел неизлечимую гипертонию. Он немного отступила только после победы под Москвой…
В это страшное время, 7 мая, у Шиловских родилась дочь Марина, позднее дитя любви. Генерал снова обрел семью, и наслаждался тихим домашним счастьем. Но и тогда генерал не позволил страху диктовать себе условия…

По лезвию ножа

Тут в жизни генерала Шиловского вновь появляется рижский след.

Его старший сын Евгений женился на латышке Дзидре, дочери красного стрелка Эдуарда Кадикиса, члена партии большевиков с 1908 года. Простой рабочий, он сделал блестящую карьеру, стал дипкурьером. А в 1929 году вместе с семьей на шесть лет уехал в Америку, потом еще три года провел в Лондоне. Сказочное везение по тем временам…
Дочь Дзидра выросла в достатке и безопасности, получила прекрасное образование, собиралась поступать в Кембридж, но тут не тут-то было – семью отозвали в Москву. Прекрасная жизнь оборвалась в один день. Отца расстреляли, мать от пережитого потеряла рассудок, и в свои 18 лет девушка осталась одна. Вместо роскошной квартиры на Моховой, неподалеку от Кремля ей дали комнату в коммуналке. Как жить? Ее иностранные дипломы не признавали, и на работу не брали. Дзидра поступила в обычную школу, чтобы получить «нормальный» аттестат. Так она оказалась в одном классе с Евгением Шиловским-младшим.

Школьный роман с красивой блондинкой развивался бурно. Отец принял бездомную дочку «врага народа» в свою семью, как родную. Хотя не мог не понимать, что для него это может оказаться смертельно опасным.
Брак оказался недолгим – через три года Дзидра и Евгений развелись. Он воевал и рано – в 35 лет – умер. Она же вышла за драматурга Леонида Тубельского, работавшего с легендарным журналистом Михаилом Кольцовым. Дзидра прожила долгую жизнь, встречалась с интересными людьми – писателями, актерами и всегда с теплом вспоминала об Евгении Александровиче, который помог ей в трудную минуту. После войны она часто бывала в Риге, отдыхала в Доме писателей в Дубулты.

«Ледокол» и «Гроза»
Вот загадка: как генералу Шиловскому с его «сомнительной» биографией удалось уцелеть в мясорубке репрессий? Может, спасло родство с живым классиком? А, может, то, что уж очень ценный был специалист.

Бывший разведчик и писатель Виктор Суворов считает Евгения Шиловского одним из главных военных теоретиков сталинского периода, одним из ведущих архитекторов советских вооруженных сил. В нашумевшей книге «Ледокол» Суворов называет Шиловского в числе создателей плана «Гроза», предусматривавшего упреждающий удар по Гитлеру. День Х будто бы был назначен на 6 июля 1941 года…Но немцы успели первыми.

The Soviet troops were moving on the front line the road

The Soviet troops were moving on the front line the road

Во время войны Шиловский исполнял обязанности начальника Академии, служил при Генштабе, мозговом центре мощной армии. О том, чем он занимался, можно судить по фамилиям людей, с которыми он общался по службе – Шапошников, Говоров, Василевский. Повинуясь росчерку их пера и полету их мысли, шли на прорыв вражеских позиций танковые дивизии, взлетали в небо эскадрильи самолетов и армии брали города.

Сын Евгений был на передовой, жена Марианна с дочкой – в эвакуации, в Ташкенте. Генерал заботился и о бывшей жене, Елене, которое в то время уже овдовела. Можно сказать, спас – помог выбраться из прифронтовой Москвы.
Войну закончил в Берлине. В качестве трофея привез только лишь пробитый осколком металлический кувшин, подобранный в развалинах. Офицер, он брезгливо поморщился, узнав, что у арестованного соседа обнаружили золото и драгоценности, привезенные с войны. «Как так можно? Ведь есть же офицерская честь!»

После войны семья вновь объединилась. Мирная жизнь не давала расслабиться. Все по-прежнему тревожно прислушивались к шагам в коридоре: прошедших войну генералов арестовывали одного за другим.

Шиловские с головой ушли в работу. Их жизнь была по-военному размеренной. Жена занималась своей наукой, Евгений Александрович целыми днями пропадал на своей секретной службе, о которой он никогда ничего не рассказывал. В его кабинете допоздна горел свет – он писал книги о военной науке.

…27 мая 1952 года генерал-лейтенант Евгений Александрович Шиловский умер, как и положено трудоголику, в служебном кабинете – от инсульта. Хоронили на Новодевичьем кладбище, и боевые товарищи не прятали слез.
Пришла на похороны и Елена Сергеевна Булгакова, Маргарита. Не знаю, были ли у нее в руках те «отвратительные желтые цветы», с которыми навсегда связан ее образ. Но, конечно, она понимала, что Евгений Шиловский тоже был мастер в своем деле и тоже заслужил покоя.

7 секретов, 28 ноября 2016 года

Комментарии