Три жизни Пушкина-младшего

Биография сына поэта Григория скрывает множество тайн

На первый взгляд, Григорий Александрович Пушкин вел размеренную жизнь обычного дворянина своего времени. Но если присмотреться повнимательнее, то окажется, что в его биографии – загадка на загадке. Разгадки мы искали в поместье Маркучяй на окраине Вильнюса, которое называют литовской Пушкиновкой. Здесь с 1899 по 1905 жил младший сын поэта с женой Варварой Алексеевной, а сейчас находится литературный музей.

Второй дом

dom v markucae 2

…День, когда мы приехали в Маркучяй, выдался солнечным, снег похрустывал под ногами на узких тропинках старинного парка среди холмов. Под крутым обрывом на пруду блестел лед, по которому скользило несколько фигурок. На памятнике Пушкину – короткая надпись на литовском языке «Puškinas». Ни имени, ни года рождения… Монумент перенесли сюда из центра города в 1992 году.
А в этом деревянном доме на пригорке, больше похожем на дачу, Григорий Пушкин провел последние шесть лет своей жизни, скучая, наверно, по своему любимому Михайловскому. Ведь, расставаясь с ним, Григорий Александрович, как вспоминают очевидцы, «много плакал и убивался, а как пришло время садиться в карету, стал на колени, перекрестился, поклонился до земли дедовской усадьбе, рощам и саду и сказал: «Прощайте, милые мои, навсегда».

markucai ranjse

Михайловское, которое почти 35 лет было Григорию Пушкину домом, он покинул не по своей воле. В 1899 году император решил выкупить дом поэта, чтобы устроить там колонию для престарелых литераторов. Открыли ее только в 1911 году – через 12 лет после отъезда Пушкина-младшего. А ему в 64 года пришлось начинать жизнь заново. Уже в третий раз…

Имение Маркучяй в Вильнюсе – наследство жены Пушкина, Варвары Алексеевны. Ее отец, Алексей Мельников, был видным инженером, строил железнодорожную магистраль Вильнюс-Варшава, по которой и сейчас ходят поезда. Живописные 270 гектаров на окраине Вильнюса Мельников купил в 1867 году. Вот дочке с мужем и пригодилось…

Здесь все напоминает о Михайловском. Супруги перевезли в Маркучяй не только вещи, но, кажется, самый воздух «приюта спокойствия, трудов и вдохновения». На спинках тяжелых кресел – резной вензель с буквой «П», над письменным столом – портрет Александра Сергеевича, в шкафу – его книги. А из соседней комнаты доносится проникновенное: «Я вас любил…». В музее собрались любители русского романса. Экскурсовод Александра Самойленко переходит на шепот, чтобы не мешать:

– Варвара Алексеевна Пушкина была доброй, милой женщиной. В округе еще недавно жили люди, которые ее знали. Даже мальчишек, которые таскали яблоки из сада, она никогда не ругала. Смотрите, какая красивая, – показывает она на фотографию.
«Я счастливейшая из женщин России, мне выпала редкостная судьба – быть невесткой Пушкина» – говорила Варвара Алексеевна. Она несла свое имя как миссию. Занималась благотворительностью, много лет была попечительницей гимназии в Вильнюсе, которая, по ее настоянию, была названа именем поэта. Ежегодно в начале июня устраивала бал в честь дня рождения Александра Сергеевича. Да и музей в Маркучяе создан по завещанию Варвары Алексеевны.

Кавалергарда век недолог…

О Григории Пушкине известно намного меньше, чем о других детях поэта. Поэтому ни одно упоминание о нем не хочется упустить… Григорий был третьим ребенком 36-летнего Александра Сергеевича и 23-летней Натальи Николаевны. Отец немного опоздал к появлению на свет наследника – был в Михайловском. «Имею счастье поздравить Вас со внуком Григорьем, — писал он теще, Наталье Гончаровой. — … Наталья Николаевна родила его благополучно, но мучилась долее обыкновенного — и теперь не совсем в хорошем положении — хотя, слава богу, опасности нет никакой…» Пушкин добавил, что все они живут на даче на Черной речке. «А отселе думаем ехать в деревню, и даже на несколько лет: того требуют обстоятельства», — пишет он.

v detstve

Обстоятельства, действительно, были сложными… В семье уже подрастала трехлетняя Маша и двухлетний Саша. Вместе с Пушкиными в Петербурге жили сестры Натальи Николаевны – Екатерина и Александра. Красавицу жену поэта наперебой звали на балы и приемы. Нужно было соответствовать… Поэт снял просторную квартиру на Дворцовой набережной, у Летнего сада, прекрасно понимая, что она ему не по средствам. Денег постоянно не хватало…

В это время в творчестве Пушкина наметился серьезный перелом: от стихов он переходит к прозе. Поэт работает в архивах, пишет «Историю Петра Первого», «Капитанскую дочку». Увлечение историей подсказало имя для сына. Григорием его назвали в честь тверского боярина основоположника рода, Григория Пушки, который в конце XIV-начале XV века состоял при дворе князя Московского. Был и другой вариант: Гаврила – в память о предке Пушкина, который в 1612 году отстаивал Москву от поляков, венчал на царство Романовых.
Григорию был год и восемь месяцев, когда от смертельной рамы умер его знаменитый отец. Наталья Николаевна, в трауре и отчаянии, вместе с детьми уехала в родное поместье Полотняный завод под Калугой, где в сельской тиши, они прожили два года.

a href=”http://www.zagorovska.lv/?attachment_id=1885″ rel=”attachment wp-att-1885″>Grigorijus_Puskinas2

В 1844 году, когда Грише было девять лет, мать вышла замуж за Петра Петровича Ланского, который любил детей Пушкина как родных. В 13 лет Гриша поступил в гимназию, которую окончил и его старший брат Саша. “Гриша находится под влиянием брата, хочет ему подражать, и им все довольны”, – писала Наталья Николаевна мужу в 1849 году. Она гордилась успехами младшего сына во французском языке

«Он был среднего роста, хорошо сложенный и сухой, темный шатен с небольшой бородой, живыми глазами… Младший сын поэта не только внешностью, но и характером был очень похож на отца. Та же живость, подвижность, здоровая нервность, быстрая восприимчивость и отзывчивость, жизнерадостность, пожалуй, такая же страстность», – описывает Григория Пушкина Гаврила Ладыженский, внук Евпраксии Вревской. Той самой, которую поэт в романе «Евгений Онегин» называл «Зизи, кристалл души моей».

В 1866 году судьба Григорий Пушкина сделала крутой поворот. Молодой офицер оставил службу и уехал в деревню. Почему?
Госпожа Икс
Семейная легенда гласит, что Пушкин-младший был гордым человеком и покинул столицу, чтобы не терпеть ежедневные унижения, доставляемые бедностью. Есть и более романтическая версия не противоречит первой: будто бы он делал предложение некой петербургской красавице, и получив отказ, решил скрыться из светских гостиных. Но так ли это?

Вот что пишет в своих воспоминаниях Александра Арапова, дочь Натальи Гончаровой от второго брака: «Гриша смущал мать давно продолжавшейся связью с одной француженкой, в которой она предусматривала угрозу его будущности». Эта «скромная девушка» поехала за Григорием в деревню и «посвятила ему всю жизнь», продолжает тему дочь Араповой, Елизавета Бибикова. По ее словам, подруга Григория собирала ее мать, Александру, под венец. Невероятно, но имя этой француженки никто так и не называет – ни в письмах, ни в мемуарах. Вот что значило в те времена быть невенчанной женой…

Правнучка Пушкина по линии его старшего сына, Александра, Софья Вельяминова, как сквозь зубы проговаривается, что у Григория и его француженки было трое дочерей. И все… Ни имен, ни подробностей. Кажется, тьма забвения сомкнулась…
Но нет! Настоящее открытие недавно совершил московский краевед Евгений Пажитнов. Копаясь в архивах, он установил, что таинственную пассию Григория Пушкина звали Евлалия Генар, родилась она в 1839 году во Франции и служила в Петербурге не то модисткой, не то гувернанткой. А их с Пушкиным дочерей звали Полина, Нина (Анна) и Евлалия.

Полина вышла за Михаила Сергеевича Шереметева, у нее родилась дочь Наталья. Нина была замужем за неким Безобразовым. Супругом младшей дочери, Евлалии, был известный человек – Сергей Васильевич Александровский (1863-1907). Сын губернатора Пензы, во время русско-японской войны он возглавлял Красный крест России, затем был назначен на прежний отцовский пост. В 1907 году эсер убил его выстрелом в упор на пороге театра – на глазах у всего города. Об этой трагедии писали все газеты. Но о жене губернатора, внучке Пушкина, в них не найти и слова. Просто заговор какой-то!
Тот же краевед Евгений Пажитнов выяснил, что у четы Александровских был сын Сергей (1890-1969). Полковник царской армии, он после революции воевал в белой гвардии. Эмигрировал в Америку, где возглавлял полковое объединение – братство бывших офицеров. Похоронен в Новодивеевском православном монастыре, в местечке Нануэт, под Нью-Йорком.
Еще одна загадка Григория Пушкина: как небогатый дворянин смог так удачно выдать замуж своих незаконнорожденных дочерей-бесприданниц? Сработала магия знаменитой фамилии, прежние столичные связи или девушки были так хороши собой, что знатные дворяне не устояли перед их чарами? Нет ответа…
Разошлись Григорий и Евлалия «по-хорошему, так как она была неизлечимо больна”, и сын поэта “горестно оплакивал ее», – пишет Софья Вельяминова. Ну что бы ей добавить еще пару строк! Ведь ничего же неясно: француженка умерла или уехала из Михайловского? Когда это было? Неизвестно…
Последний хозяин Михайловского

Григорий Александрович стал последним хозяином родового гнезда Пушкиных. Впервые он побывал в Михайловском шестилетним мальчиком, когда в 1841 году вместе с матерью, братом и сестрами, приезжал на могилу отца. Вернувшись через четверть века, наследник поэта увидел обветшавший дом, заросший сад и головокружительно-прекрасный вид на речку Сороть и окрестные луга. Обойдя сырые комнаты, Григорий понял: дом нужно сносить. Сколько раз его потом будут упрекать за это!

«Я был рожден для жизни мирной,
Для деревенской тишины», – эти строки «Евгения Онегина» Пушкин как будто писал о своем младшем сыне…

Григорий Александрович чувствовал себя в деревне, как рыба в воде. Он обожал охоту, рыбалку, был страстным садоводом. Построил оранжерею, в которой вызревали лимоны и персики, посадил редкие деревья и вяз перед входом в усадьбу, который стал визитной карточкой Михайловского.
Но Григорий Пушкин не замыкался в рамках поместья. Он изучал право, в 1875 году стал почетным мировым судьей Опочецкого уезда, затем присяжным заседателем Петербургского окружного суда. В 1896 году получил чин статского советника.

В Михайловском часто бывали гости и чаще всего – хозяева соседнего Тригорского, где свято хранили память о его великом отце. Туда приезжала «гений чистой красоты» Анна Керн, подолгу жила ее дочь Екатерина с сыном Юлием Шокальским, который впоследствии стал ученым с мировым именем, исследователем Арктики и одним из создателей Северного морского пути. «Многим, очень многим я обязан Григорию Александровичу в своём воспитании, в утверждении правил чести и нравственности», – признавался Юлий. Он же отмечал, что Михайловское содержится не просто в порядке, но с любовью. Григорий Александрович восстановил отцовский кабинет по описанию в поэме «Евгений Онегин». Под его руководством Юлий Шокальский сфотографировал любимые Пушкиным уголки Михайловского, сохранив память о них для истории.
Но и Юлий Шокальский ни словом не обмолвился о спутнице жизни Григория Пушкина и трех барышнях, с которыми он не мог не встречаться.

В тени славы

Трудно быть сыном гения… Отцовская слава отбрасывает тень, порождая невольные сравнения…

Мирную жизнь помещика Пушкина частенько нарушали время бурные страсти. Мягкому и спокойному, ему приходилось жестко выступать против публикации писем, касающихся его семьи. Не раз Григорий Александрович становился мишенью для критики и, обиженный на газетчиков, даже отказывался давать интервью. Журналист Александр Яблоновский оказался одним из немногих, кому удалось вызвать сына Пушкина на откровенный разговор. Он побывал в Михайловском в 1899 году, незадолго до переезда хозяев в Маркучяй.

<paraskevi pjatnici

В статье Яблоновского звучит голос самого Григория Александровича, который, кажется, дрожит от обиды: «Меня обвиняли в том, что я неизвестно куда девал библиотеку своего отца, тогда как эту библиотеку я 20 лет тому назад отдал в Румянцевский музей!… Я, может быть, не менее газетных корреспондентов сожалею, что отцовские вещи частью расхищены, частью проданы прислугой, частью затерялись, – поделился он. – Я сам разыскивал их и кое-что мне удалось разыскать: так, например, биллиардные шары, которыми играл мой отец, я нашел у соседа своего по имению. Теперь у меня осталось от отца очень немного: …его турецкая кривая сабля….Есть еще кресло его… но не моя в том вина, и господа корреспонденты напрасно воюют против меня!»

pamjatnik v vilnuse

Григорий Александрович понимал, что его будут ругать за то, что он продал, а не подарил имение государству. «Но, кроме него, у меня решительно ничего нет», – оправдывался он.

«Слушая эти горькие жалобы глубоко возмущенного человека, я сидел, как на иголках: и передать не могу, как мне было стыдно», – признается журналист. Он гостил в Михайловском, когда хозяйкой там уже была Варвара Алексеевна. Законной супруге в очерке место нашлось – в нем сказано, что она умна, во всем его поддерживает мужа, даже охотится вместе с ним, и талантливо рисует.
Для Варвары Алексеевны это был второй брак. Два года была замужем за поручиком Василием Мошковым, у них родилась дочь, которую назвали фамильным именем Варвара. В 1877 году супруги развелись. Можно предположить, что оформить эту непростую в то время процедуру помог брат отца, который занимал высокую должность – министра сообщений России.

pamjatnik dede varvari u kazanskogo

С Григорием Александровичем Варвара Мошкова познакомилась в 1880 году на балу, в Петербурге. Возможно, встреча была не случайной: мать Вари дружила с сестрой Пушкина, Ольгой Павлищевой.

Венчание 48-летнего Пушкина-младшего и 28-летней Варвары Мошковой состоялось в октябре 1883 года в Вильно, в православной церкви Параскевы Пятницы, которая сохранилась до наших дней. В той самой, в которой в 1705 году Петр Первый крестил Абрама Ганнибала, прадеда Пушкина. Так в самом сердце Старого Вильнюса удивительным образом пересеклись пути истории. Недавно церковном дворе поставили памятник – две черные кованые ладошки с профилями царского арапа и его великого правнука. И сюда не зарастает народная тропа…
После свадьбы молодые поселились в Михайловском. Варвара Алексеевна была счастлива поселиться в этом легендарном месте. Общих детей у супругов не было. Судя по всему, жили они дружно.

По воспоминаниям горничной, хозяева Михайловского “были люди честные и добрые. Всех кормили, поили и всем помогали”. Ее сына они послали учиться на свой счет в военно-медицинское училище. Григорий Пушкин будто взял пример с Евгения Онегина: «Оброк он барщины старинной оброком легким заменил». Крестьяне арендовали землю в Михайловском очень дешево – платили впятеро меньше того, что можно было бы с них взять, перешептывались соседи. Так что, уезжая в Вильнюс, Григорий Александрович хлопотал о том, чтобы арендную плата для крестьян не повысили. Прощаясь с Михайловским, Пушкины устроили большой благотворительный обед и пожертвовали тысячу рублей на содержание приюта для литераторов, который создавался в их имении.

Невезучий дом

В Маркучае Григорий Пушкин прежде всего построил оранжерею. Летом пальмы в кадках вытаскивали из-под стеклянной крыши под открытое небо, и хозяева любили сидеть в их тени. Григорий Александрович вел привычный образ жизни – охотился, много читал. В поместье жила и мать Варвары Алексеевны. К ним приезжали гости – брат Александр Пушкин с сыновьями, дочь Варвары Алексеевны (1878-?) с мужем Александром Бибиковым (1876-?). Точные даты их жизни не установлены. Затерялся и след четвертой Варвары – внучки супруги Пушкина (1894-1923). По слухам, после революции она оказалась в Париже, открыла салон красоты.

casovnja v markucae

Дом в Маркучяе уцелел чудом, хотя и изрядно обветшал. Поместье собирались реставрировать еще в 1973 году. До сих пор собираются.
Мебель, книги, посуду, картины спас друг семьи инженер Дмитрий Назимов. Он раздал их на хранение соседям, и когда открывался музей, люди их вернули. Рискованное решение оказалось мудрым: если бы вещи оставались на своих местах, то вряд ли бы уцелели – в доме квартировали военные.

Письма, фотографии, документы – более двух тысяч единиц – увезли в Петербург, в Институт русской литературы. Архив Пушкина-младшего, который наверняка хранит множество тайн, все еще ждет своего исследователя. Удивительно, что до такого сокровища ни у кого руки не дошли.
…За деревьями, на холме, белеет часовня святой Варвары, построенная семьей Пушкиных. У входа – могилы супругов. Они навсегда вместе.

mogila

Фото автора и из архива

Маркучяй, Вильнюс. Здесь жил младший сын Пушкина
Так поместье выглядело в начале ХХ века
Часовня святой Варвары
Григорий Алексанлдрович Пушкин (1835-1905)
Григорий Пушкин в юности
Детский портрет
Варвара Алексеевна Мельникова (1855-1935)
Супруги Пушкины.
Варвара Мельникова в молодости
Кабинет в Маркучяе
Церковь Параскевы Пятницы в Вильнюсе, в которой венчались Пушкины
Памятник «арапу Петра Великого» и его великому правнуку

Комментарии