Ярополец: Тайна двух красавиц

Была ли жена Пушкина внучкой Екатерины Великой?

Теща Пушкина – Наталья Ивановна Гончарова всю жизнь прожила в старинной усадьба Ярополец недалеко от Волоколамска. Знаменитый зять застал ее здесь старушкой (48 лет!), в хлопотах о варенье и наливках. Но в молодости она ярко блеснула при царском дворе. Дочь красавицы, сама красавица, мать пушкинского «гения чистой красоты», Наталья Ивановна унесла с собой в могилу множество тайн, которые и доныне не разгаданы.
nat iv

Ненапрасный набег

…За массивными воротами из красного кирпича – зеленый ковер газона, и на нем роскошный дворец с белыми колоннами. За ним – сад, переходящий в лес и где-то там, в тени деревьев, извилистая речка Лама. Дорожка замыкает круг – чтобы каретам удобнее было разворачиваться, а вдоль нее – флигели, хозяйственные постройки – целый городок.

jaropolec

Строилась эта красота под присмотром знаменитого архитектора Растрелли. Господа могли позволить себе такую роскошь. Угодья на Ламе им пожаловал еще царь Алексей Михайлович, и следующие монархи своей милостью не оставляли.
Над могилой первого владельца имения Петра Дорошенко, последнего гетмана независимой Малороссии – часовенка. В ее прохладной глубине – крест и на каменной плите букетик нарциссов и фиалок. Синее с желтым – символ незалежной Украины или случайно так сложился букет?

Пушкин впервые побывал в Яропольце 23-24 августа 1833 года – по пути в Поволжье и на Урал. В это время он пишет историю восстания Пугачева, и едет на места событий – для вдохновения.

В письме к «милой женушке» Пушкин подробно рассказывает о визите к ее маменьке. «Не волнуйся, мы не поссорились», – так и читается между строк:
«В Ярополец приехал я в середу поздно. Наталья Ивановна встретила меня как нельзя лучше. Я нашел ее здоровою, хотя подле нее лежала палка, без которой далеко ходить не может. Она живет очень уединенно и тихо в своем разоренном дворце и разводит огороды над прахом твоего дедушки Дорошенко, к которому я ходил на поклонение. Я нашел в доме старую библиотеку, и Наталья Ивановна позволила мне выбрать нужные книги. Я отобрал их десятка три, которые прибудут к нам с вареньями и наливками. Таким образом, набег мой на Ярополец был вовсе не напрасен».

puskin 1831

Сейчас здесь никаких огородов нет. Московскому авиационному институту, которому принадлежит усадьба, сельское хозяйство не по профилю. Здесь у них дом отдыха, и научные сотрудники гуляют пушкинскими тропами.
А на стендах в коридоре – нежные профили Натали, начертанные пушкинской рукой на полях бессмертных рукописей, и портреты его предков в зимнем саду. Воздух времени…

Соперница императрицы

Теща Пушкина, Наталья Ивановна, родилась и выросла в Яропольце. Отсюда она, юной девушкой, отправилась в Санкт-Петербург, сразу же была принята в высшем свете и оказалась в эпицентре бурных интриг. В это время разворачивался бурный роман императрицы Елизаветы Алексеевны и юного кавалергарда Алексея Охотникова. Муж, он же царь Александр Второй, был от него в бешенстве.

Когда при дворе появляется писаная красавица из Яропольца, то злые языки заговорили, что возлюбленный Елизаветы начал ухаживать за нею. Потом три события происходят почти одновременно: любовника императрицы убивают кинжалом при выходе из театра, Елизавета рожает от него дочь, а Наталью Ивановну быстро выдают замуж – за богатого помещика Николая Гончарова. Это после войны 1812 года он лишится рассудка и станет гоняться за женой и детьми с ножом, а под венец Гончаров шел вполне благополучным вельможей.

Свадьба была пышной, присутствовала вся императорская семья. Не каждая провинциальная барышня удостаивалась таких милостей. Поневоле и подумаешь: а, может, не по велению сердца Наталья кокетничала с красавцем-кавалергардом, а по просьбе императрицы – чтобы отвести от нее подозрения обманутого мужа – Александра I?

Тем более, потом благодеяния продолжились. Наталья Ивановна становится единоличной хозяйкой роскошного Яропольца, на который хватало претендентов.

И это с таким черным пятном в биографии! Ведь Наталья Ивановна – незаконнорожденная. Ее родители – бравый, но женатый офицер Иван Александрович Загряжский и лифляндская баронесса Еурозиния Ульрика фон Поссе.
Это о ней Наталья Пушкина писала своему второму мужу генералу Ланскому, командированному в Ригу: «Ты и шагу не можешь делать в Лифляндии, не встретив моих благородных родичей, которые не хотят нас признавать из-за бесчестия, какое им принесла моя бедная бабушка».
Что за бесчестье, скандал в благородном семействе?

С любимым – в ночь, как цыганская дочь

Эту романтическую историю мне рассказывала глава Пушкинского общества Эстонии Валерия Борисовна Бобылева, и рассказывала так подробно и эмоционально, будто сама была свидетельницей драматических событий конца XVIII века.
…На развеселой ярмарке в Дерпте (Тарту) лихой командир карабинерского полка Иван Александрович Загряжский встретил стройную, как лилия, красавицу Еуфрозинию. Ее отец – один из самых богатых помещиков Лифляндии, водочный король своего времени.
Выйдя замуж за барона фон Поссе (дальнего родственника Пушкина, вот же игра судьбы!), Еуфрозиния аристократический титул баронессы. Ее первенец умирает в младенчестве, но дочь Иоганна растет здоровой. Счастливая семья? Как бы не так…
Однажды, синим январским вечером, Еуфрозиния говорит мужу, уютно устроившемуся у камина, что хочет съездить к сестре в Дерпт. Она крепко целует дочь, садится в маленькие сани и, завернувшись в шубу, скрывается в снежной круговерти. Как вскоре выяснится, навсегда…

ivan zagrjazskij 2

Фантастика, но сохранились документы об этом дерзком побеге. Они бы, наверно, так и пылились бы в архивах, если бы не Валерия Бобылева, страстная поклонница Поэта, для которой Пушкиниана стала больше увлечением – профессией. Она защитила диссертацию о лифляндских родственниках Пушкина и его жены и написала книгу «И сердцу девы нет закона», от которой не оторваться.

Началось же все, как часто бывает, случайно:

– Мне не давала покоя фраза из письма Наталья Гончаровой мужу – про бесчестье, которая принесла родне ее «бедная бабушка», – говорит Валерия Борисовна.

Она стала искать следы давней драмы в архивах Риги, Тарту, Пскова, понимая, что не такая уж важная персона была бабушка Натальи Гончаровой, чтобы спустя два с лишним века в бумагах отыскался ее след. Но ведь отыскался же!

В рижском архиве историк обнаружила заявление отца и мужа беглянки, в котором описан дальнейший ход событий: «На дороге между имением Ратсхоф и городом Дерптом покинула свои сани и вместе с горничной Грете, пересела в заранее приготовленные дорожные сани, с великой поспешностью уехала и вообще пропала».

Еще бы не пропала, если ее возлюбленный полковник Загряжский на каждой станции выставлял свежих лошадей. Как в повести «Метель», сюжет которой, вполне возможно, Пушкину навеяло это семейное предание, о котором он не мог не знать.
…Беглянку все-таки настигли – в Пскове. Еуфрозиния жила в квартире Ивана Загряжского, куда и пришел к ней служивый человек, чтобы передать просьбу от отца и мужа вернуться домой. В своем отчете он пишет, что Еуфрозинья, выйдя на крыльцо, объявила, что никто ее не похищал и что она по своей воле едет в Петербург, чтобы просить о разводе, а к мужу никогда не вернется.

Еще одна невероятная удача – в Рижском архиве Валерия Бобылева обнаружила протоколы бракоразводного процесса бабушки Натальи Пушкиной с бароном фон Поссе. Сквозь толщу веков звучат голоса действующих лиц семейной драмы XVIII века.
«Примирение между нами невозможно… Наши души слишком ожесточены друг против друга, – говорит Еуфрозиния. – Наши характеры привели к исключительно обидной для меня дисгармонии ежедневного неудовлетворения бытием и жалким сожительством…и я не желаю «жить в несчастии и дале».

«В чем же несчастье?» – обиженно вскрикивает муж. Он чуть не плачет: «Это бегство моей супруги было для меня столь неожиданно, я ее так любил и с такой нежностью всегда встречал, и так сильна была моя боль от разлуки с нею, да еще таким неслыханным образом». Но он, конечно, не желает быть посмешищем для всего света, «приняв сбежавшую от меня и бывшую в руках чужого мужчины как супругу».

eufrozinija 2

Все кончено, брак расторгнут… Дочь Иоганну отдали на воспитание отцу – «пострадавшей и невинной стороне». Еуфрозинии суд запретил вступать в новый брак – до того, как женится брошенный ею барон. А он так и не женился.

Тень от лиственницы

После развода след счастливой пары теряется на три года. Летом 1785 Иван Александрович привозит Еуфрозинию в свое родовое гнездо Ярополец, где жили его жена и дети.

«В один злополучный день покинутая жена, томившаяся неведением в течение многих месяцев, была радостно встревожена заливающимся звоном колокольчиков. Целый поезд огибал цветочную лужайку перед домом, и из первой дорожной берлины выскочил ее нежданный муж и стал высаживать сидевшую рядом с ним молодую красавицу…» – так описывает эту сцену Александра Арапова, дочь Натальи Гончаровой от второго брака.

Вот здесь, у крыльца, возле колоннады Еуфрозиния ступила на землю Яропольца. Как встретились соперницы, что испытали? Можно только догадываться.

Иван Загряжский вскоре уехал по своим мужским военным делам, а Еуфрозиния 22 ноября родила дочь Наталию, будущую тещу Пушкина. Незаконнорожденная девочка никаких притеснений не испытывала – ей дали фамилию отца, воспитывали на равных с остальными детьми и выделили часть наследства.

В 1791 году Еуфрозиния умерла – как пишет Александра Арапова, «зачахла, как цветок, пересаженный на чужую почву». Ей было всего 30.

На семейном кладбище Загряжских могилы Еуфрозинии нет. Яропольце считают, что красавица баронесса нашла свой последний приют под гигантской лиственницей у входа в барский дом, под которой недавно установлен памятник Пушкину. Говорят, лунными ночами возле нее мелькает легкая тень и раздается тихий не то смех, не то плач.

…Обхожу вокруг могучего дерева, наслаждаясь прохладой под ее раскидистыми ветвями, прислушиваюсь. Шелестит листва, стрекочут кузнечики и – ничего подозрительного. Впрочем, что это я? Сейчас же не ночь!

Откуда ни возьмись, появляется пушистая рыжая кошка. Смотрит хитро: «Ой, не верь», прыгает на каменный забор и исчезает из виду.

Высокая покровительница

Приехав в Ригу, я узнала, что существует и другая версия судьбы Еуфрозинии, которая по-другому объясняет установленные Валерией Бобылевой факты.

…После того, как Иван Загряжский набедокурил – увез из Дерпта чужую жену, его не только не наказали – его жизнь потекла молоком и медом. Будто простерлась над полковником чья-то заботливая рука… Он окружен пышностью, предается развлечениям и имеет целую коллекцию орденов – святой Анны, Георгия, Владимира.

Сам черт ему не брат… Загряжский выходит сухим из воды из громкого скандала с тамбовским губернатором. А ведь это не кто иной, как славный поэт Гаврила Державин. Когда он обвинил доблестного вояку в казнокрадстве, Иван Александрович не только не растерялся, но и перешел в наступление. «Приехал в бешенстве в Тамбов, делал разные непристойные своему чину поступки, т.е. скакал с заряженным пистолетом и большой саблей по улицам,…ругал и стращал меня разными угрозами», и наконец, потребовал дуэли, – жалуется Державин. Дуэль не состоялась, а губернатора убрали с должности – перевели во дворец.

Кто же и почему решительной рукой улаживает все недоразумения, в которые регулярно попадает темпераментный Загряжский? И вот еще вопросы. Как удалось беглянке Еуфрозиии так быстро – всего за восемь месяцев – освободиться от брачных уз? Ведь развод тогда был редкостью, и дворяне познатнее ее годами дожидались решения суда, и многие так и не дождались. Как удалось Загряжскому безо всякой волокиты дать незаконнорожденной дочери свою фамилию? Тоже ведь неслыханная удача.

И наконец: почему бравый похититель баронессы годами не кажет глаз в Ярополец, где живут две его жены и дети, а обустраивает свои тамбовские владения? Может, он уже знает, что подмосковное имение достанется внебрачной дочери Наталье – в обход его законных детей?

Давайте подумаем: кому в Российской империи было по силу устраивать все эти сложные дела? Российский искусствовед Татьяна Щербакова уверена: Екатерине Великой – только ей, всемогущей.
Но почему императрица всея Руси так близко к сердцу принимает беды Ивана Загряжского и беглой лифляндской баронессы фон Поссе и их дочери? Только один человек мог подвигнуть ее на такие жертвы – собственный сын Алексей, рожденный от графа Григория Орлова, который рос под фамилией Бобринский.

Любимый, непутевый

Алексей Григорьевич Бобринский доставил своей царственной матушке немало хлопот и огорчений.

Младенцем она отдала его на воспитание в семью своего придворного (так и Наталью Ивановну определили в Ярополец, под крылышко Загряжских). Екатерина следила за воспитанием сына, щедро одаривала приемную семью деньгами. Мальчик рос слабым и болезненным, но потом выправился, получил военное образование и прослыл ловеласом. Не одну воспитанницу Смольного института, на которую Алексей положил глаз, пришлось спешно выдавать замуж. К тому же, он играл в карты, проигрывал много, благо в средствах стеснен не был.

Маменька прогневалась и отправила сына в большое путешествие – с глаз долой. Юноша посещает Москву, Ярославль, Нижний Новгород, Уфу, Астрахань, Киев, затем отправляется за границу. Вена, Венеция, Рим, Неаполь, Париж – везде побывал. Все это время вместе с ним была дама, имя которой ни один из его друзей так и не назвал.
По датам сходится – в 1782 году, когда Еуфрозиния сбежала из дому, непутевый сын Екатерины колесил по стране. Так, может, это Бобринский, а не Иван Загряжский, встретил Еуфрозинию на ярмарке в Дерпте?

Они почти ровесники – ей 22 год, ему 23. Она красавица, он привык покорять сердца. Вот и попросил вояку Загряжского увезти для него чужую жену – чтобы толков было меньше.

Потому и никак и не удается выяснить, где была баронесса после развода в Риге и до своего приезда в Ярополец. Целых три года! Если бы в Петербурге или Москве, кто-нибудь из светских сплетников наверняка бы оставил воспоминания о таком событии, как явление разведенной лифляндки. Но нет следов…

Эта версия многое объясняет. Вот почему Еуфрозиния решилась на побег, вот почему так спокойно, даже вызывающе, держалась в суде! Знала, что за нею – могущественный возлюбленный, который в обиду не даст и в нищете оставит. Вот почему так гостеприимно жена Загряжского принимает в свой дом беременную красавицу. Она же знает, что красавица Еуфрозиния – не любовница мужа, а подруга императорского отпрыска. Потому с таким теплом все относились к маленькой Наталье – ведь та приходилась внучкой самой Екатерине!

…Глядя на бронзового Пушкина под лиственницей, размышляю дальше: а действительно ли Еуфрозиния прожила в Яропольце все шесть оставшихся до кончины лет или же, оставив маленькую Наташу в надежных руках, снова отправилась в европы вслед за любимым Алексеем? Потому и могилы ее в Яропольце нет.

***
«Какая чушь!» – кратко и эмоционально прокомментировала эту версию Валерия Бобылева.
Я прямо расстроилась. Но вспомнила хитрый взгляд рыжей кошки в Яропольце и подумала: «А вдруг?»

Фото автора, Александра Загоровского и из архива
Красиво имение Ярополец.
Под лиственницей на газоне, говорят, покоится красавица баронесса.
Явление рыжей кошки. Не верите в переселение душ?
Баронесса Еуфрозиния фон Поссе (1761-1791). По официальной версии, это Наталья Ивановна Гончарова. Судите сами…
Наталья Ивановна Гончарова, теща Пушкина (1785-1848)
Александр Пушкин. Неизвестный художник. 1831 год
Алексей Бобринский, 1800-е годы (1762-1813)
Иван Александрович Загряжский (1749-1807)

“7 секретов”, 27 августа 2015 года

Комментарии